Спектакли

День, когда она вернулась — («Распад», Музей русского импрессионизма»)

Мы идем за театром в нетеатральное пространство для того, чтобы иначе прожить опыт, открыть для себя новое. Правда, в большинстве случаев невидимая птица РУССКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА опять выплевывает нам в клюв что-то 10 раз прожеванное, легко переваримое. И выкатываемся мы из нетеатрального пространства как пингвинята — жирненькие, перекормленные великим, но летать все так же не умеющие. 

Но есть и другие проекты. Совсем другие.

То, что сейчас делает Музей русского импрессионизма, мне очень нравится: они составляют почти репертуарную программу для своего небольшого зала-фойе. Потому что могут себе позволить: здесь прекрасный звук, высокий потолок и наличие буфета. Раз-два и театр/концертный зал готов. 

Одним из проектов, которые будут идти здесь с определенной периодичностью, стал проект «Распад» от режиссера Елены Ненашевой и продюсера Дарьи Шадриной. 

У «Распада» много плюсов. В нем, к примеру, отсутствует пошлость студенческих творческих поисков: это готовый для употребления продукт (из расчета один спектакль на 3 тонны зрителей, довольно камерно). В нем нет плохих и тяжеловесных декораций, вместо которых есть удачное обыгрывание инсталляции (как удачно всегда это слово заменяет слово «хреновина») на стене музея. В нем есть очень выверенная, динамичная и современная драматургия Олжаса Жанайдарова, в которой его житейский опыт смешался с экспертизой психологов, от чего пьеса стала выпуклее. 

«Распад» написан специально под актеров, которые его исполняют. Чем этот факт полезен зрителю? Пожалуй тем, что ему, зрителю, предстанет пьеса, в которую «зашиты» особенности интонации, манеры говорить и харизмы исполнителя. Присмотритесь и прислушайтесь: текст настолько гармоничен творческой природе Юлии Волковой и Виталия Коваленко, что в какой-то момент все происходящее начинает поступать напрямую в зрительское сознание, минуя фильтр актерской игры и условного. 

В названии спектакля зашифрован и двигатель сюжета: распад создания, медленное и постепенное схождение с ума, расщепление человеческой личности и души. Что вырвется наружу после того, как человек сойдет с ума? Станет он добрым, будет ли кормить голубей и блаженно улыбаться или начнет плеваться во все тороны и проклинать окружающих? Как известно, гриппом болеют вместе, а с ума сходят по одиночке, но кем станет тот, кто живет рядом с сумасшедшим? Заразно ли безумие и что победит в итоге? 

По ходу действия спектакля вы не будете мысленно задавать вопросы постановочной группе, в сценическом пространстве все просто, минималистично и понятно. Приготовьтесь задавать вопросы себе, сочувствовать и осуждать. Затем задавать вопросы почему вы осуждаете и сочувствовать слишком большому количеству вопросов. И так, возможно, еще пару раз. 

А выйдете из музея вы сытые и довольные. Когда погода станет получше — попробуйте взмахнуть. 

На этот раз должно получиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *