Спектакли

Нам урок преподнесли («Школа жен», Театр Маяковского)

Миндаугас Карбаускис поставил на сцене родного театра имени Маяковского комедию Мольера «Школа жен». Урок получился поучительный не столько для жен, сколько для тех, кто любит и желает, тех, кто сам обманываться рад и тех, кто тщетно ищет формулу любви и власти. Не зря же театр выбрал текст Дмитрия Быкова вместо классического перевода.

В главных ролях — Анатолий Лобоцкий (Арнольф), Наталья Палагушкина (Агнеса), Станислав Кардашев (Орас). 

Сюжет вы, конечно, помните. Задумал старый пень, простите, господин де ла Суш (собственно, ля суш и переводится как пень) или благородный Арнольф жениться. В молодости как-то не до того было. А тут решился. Но так как все женщины априори ему не ровня, и даже «мудрецу случается к венцу вести овцу», воспитать себе жену Арнольф взялся самостоятельно. Видимо, руководствуясь старой доброй истиной — хочешь получить достойный результат — сделай сам. Выбор пал на юную «сиротку» Агнесу, которую он девочкой взял воспитанницей в свой дом. Но что-то пошло не так, «ни титул, ни года не дали перевеса» и девушка влюбилась в юного Ораса, а Арнольф оказался «знатно околпачен». Финал логичен: старый деспот посрамлен, молодые люди счастливы вместе. 

Фото: Денис Жулин

Но спектакль Карбаускиса не так однозначен, что понятно уже по тому, что на главную роль выбран Анатолий Лобоцкий, чью харизму в сочетании с обволакивающим сознание голосом перебить просто молодостью невозможно. По большому счету его герой воюет с самим с собой, а главная его вина, она же беда, заключается в том, что любовь слепа и нас лишает глаз. Присмотрись он к своей драгоценной Агнесе повнимательнее, с радостью бы сам отдал ее Орасу. Но сначала он решил, что лучше уж «с такой, чем с умную женой». А потом банально попался в любовные сети, которые сам же в принципе и сплел. И чем больше он тратил усилий на Агнесу, тем сильнее влипал. Его постигла участь графа Калиостро, пытавшегося разгадать «формулу любви». Самое нелепое, что у Арнольфа, которого играет Лобоцкий, готова дать голову на отсечение, была в жизни та самая женщина, способная оценить его по достоинству. Уж этого у него не отнять. Даже пускаясь в длинные, порой нелепые рассуждения, скатываясь в стариковское брюзжание, он не теряет мужского обаяния. Но та женщина, очевидно, была, по мнению Арнольфа, слишком умной, а стало быть, не всегда удобной и комфортной. Вот и решил взять «наивную» девочку. И теперь его горе — это горе Чацкого. Перед кем он распинается? Перед двумя малолетними, что ни себя, ни жизни толком не знают. У Агнесы голова кружится от пустых слов, обещаний и буйства гормонов. Вот и выбрала милая девочка, едва наученная Арнольфом уму-разуму (чтоб только, не дай Бог, не стала больно умной), того, кто симпатичнее и ласковее. Она как ребенок, который по незнанию любит того, кто кормит конфетами и печеньками, а не того, кто предлагает соблюдать режим и загодя думать о здоровье зубов и фигуре. Ей еще предстоит опомниться. Молодость она, как известно, достоинство, которое быстро проходит. А если что-то еще за Орасом ни мы, ни она толком не знаем. Пока одни слова. Пустое бахвальство и все. Станислав Кардашев — парень обаятельный, но пока ему не под силу переиграть Лобоцкого. Хотя уже понятно, что многое у артиста впереди. Особенно, если он продолжит соперничать с теми, кто сильнее, а не станет, как его герой, прятаться в шкафу и отсиживаться за спинами взрослых. Собственно все счастье Ораса обеспечено юностью и папиными деньгами. Очень хороша сцена, где Арнольф, узнав, что Орас тайно присутствовал во время их с Агнесой разговора, то и дело переспрашивает его: «А ты сидел в шкафу?». Фактически он на разные лады обвиняет соперника в трусости. Ну действительно, коли ты так любишь девушку, выйди хотя бы из шкафа. 

Но странно, все понимая про Ораса, Арнольф в упор отказывается видеть очевидное: Агнеса достойная пара этому парню. И вот тут, пожалуй, кроется главный урок. Не бойтесь умных: ни женщин, ни соперников. А то будете иметь дело с дураками, с которыми связываться себе дороже. Во-первых, они непредсказуемы, что там взбредёт в дурную голову, а во-вторых – им везет, это своеобразная компенсация от судьбы за отсутствие ума. С умными хотя бы есть смысл спорить, здесь же остается только смириться, что герой Лобоцкого и делает. 

Но что-то мне подсказывает, что сдался он лишь до поры до времени. Хватит у него энергии еще на какие-то свершения, не зря же единственное яркое пятно в монохромном серо-графитовом спектакле — красные каблуки туфель господина Арнольфа. Есть еще энергия, он еще повоюет. И может быть, на сей раз выберет достойных соперников. 

Фото: Денис Жулин

Не обошлось в спектакле без сатиры и политики. Но ведь театр и не скрывает, кто автор перевода. Справедливости ради стоит отметить, что это в традиции жанра: Мольер позволял себе резкие шутки, и Булгаков, не раз интерпретировавший именитого француза, тоже. Думать же своей головой вам никто не запрещает. 

В любом случае спектакль удался — как и хотел Мольер, партер заходится смехом.

Ксения Позднякова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *