Вопросы/Ответы

Почему мы хотим ставить спектакли про преступников?

Некоторое время назад Telegram разорвало от новости о постановке «Преступления и наказания» в Театре Российской Армии, где решили заменить Раскольникова на казанского стрелка Галявиева.

Спектакль, скорее всего, не увидит свет (слава богу), это был всего лишь эскиз. И мало ли чуши представляют в эскизах? Очень много — я вижу ее, когда хожу по лабораториям и читкам. Пожалуй, пусть и этот канет в театральной истории.

Но в контексте культуры, где кандидатка в президенты берет интервью у маньяка, а через несколько месяцев об убийце-неадеквате пытаются поставить спектакль в Театре Российской Армии (!), хочется задаться вопросом, вынесенным в заголовок.

Правда, в конце концов выяснилось, что спектакль был и вовсе не о Галявиеве. Идею спектакля описал актер Александр Рожковский и все сразу от постановки отстали: «Вопрос в том, имеет ли право человек — не важно какой, не важно, что у него там в голове, — возомнить себя выше других людей и совершить преступление и есть ли наказание. Часто люди, изучающие Достоевского, говорят, что преступление написано хорошо, а вот наказание не очень. Может ли вообще сейчас в жизни быть наказание за такое страшное злодеяние?».

Но вопрос о том, почему мы не перестаем мусолить по сценам-экранам убийц, от этого менее актуальным не становится.

Я не любила читать и, тем более, смотреть детективы, пока не открыла для себя жанр тру-крайм. Тру-крайм, настоящее преступление, это жанр документальных передач о реальных маньяках и их поступках, которые разбираются специалистами и просто любителями. Когда-то я зачитывалась этими историями в паблике Вконтакте «Мир маньяков и серийных убийц», а сейчас активно доначу подкасту «Дневник Лоры Палны», который делает лучший в России тру-крайм. Однажды я даже дослушалась их до того, что боялась ехать в электричке вечером — все вокруг казались мне маньяками.

Но даже несмотря на это, я никогда не могла понять, почему вообще существуют женщины, которые выходят замуж за убийц, приговоренных к пожизненному заключению, почему пишут им письма, признаются в любви по обе стороны океана и держат под подушкой их портреты. Их единицы, но они существуют и они мне не понятны.

Сегодня, кажется, весь мир стал такой странной девушкой, желающей написать письмо в какой-нибудь «Угрюмый пингвин» в Заполярном округе, чтобы найти себе приключения на собственный округ. И так как мне не хочется не понимать сразу весь мир, я обратилась к психологам с вопросом о том, почему мы вообще допускаем такие театральные эскизы и какую-то популяризацию людей, совершивших тяжелые преступления.

Обстоятельно на эту тему ответила психолог, гештальт-терапевт и действительный член Российской Психотерапевтической Ассоциации Анна Гуттаковская:

Часто на экране или на сцене мы видим с вами сюжет, где главный герой ведёт асоциальную жизнь, но представляется нам, как романтический или даже положительный герой. Такая романтизация происходит из-за нашей психологической защиты, которая называется контрфобическая реакция. Нам так страшно, что мы начинаем романтизировать маньяков, чтобы боятся их поменьше.
Также такие герои вызывают возбуждение, которое тоже появляется из-за страха. Многих людей страх и чувство адреналина возбуждают, появляется интерес и в такого героя под действием этих чувств можно влюбиться.

Вот оно как.

Абсолютно согласна с ней и дополняет со своей стороны психотерапевт Ксения Бик:

По поводу романтизации преступников. Здесь нужно смотреть на исторический контекст нашей страны. Мужчин-преступников идеализируют чаще, чем женщин. Женщины-преступницы являются опальной категорией, они порицаемы. Почему? Во время войны очень многие потеряли своих отцов. У детей, которые выращены только материями, фигура отца, зачастую, является дискредитированной фигурой. Поэтому люди, которые романтизируют преступников, это люди с конфликтной фигурой отца. «Придет сильный папа и решит все по своим правильным законам, сделает нам всем хорошо». Таким образом в жизнь приходит обесцененная фигура отца, якобы способного решить проблемы. 

Что нам делать со всем этим?

Во-первых, господа, не забывайте ходить к психологу. Идите и работайте над собой. Отводите к психологам своих детей. Культура запирания в себе и заглушения проблем алкоголем в нашей стране должна когда-то умереть — пусть начнет умирать сейчас.

Во-вторых — давайте любить театр и осознавать, что он, хоть и является зеркалом окружающей нас реальности, должен делать нас немножко лучше и добрее.

Потому что хуже нас делать есть кому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *