Новости

Римас Туминас: «Человек должен чувствовать, что он нужен в этой жизни»

– Хочется диалога, а не показа достижений на экранах, – сказал на открытии 101-го сезона художественный руководитель театра имени Вахтангова Римас Владимирович Туминас. Видимо, чтобы слова не расходились с делом, стартовать решили не с торжественного отчета, а с часового фрагмента одного из самых ожидаемых спектаклей сезона – «Войны и мира», премьера которого намечена на ноябрь. Собственно, осень в этом году тоже действует на опережение, а театр привык идти в ногу со временем – так что все совпало. Но возник вопрос: «Как дожить до премьеры, и не умереть от нетерпения?». Если показанные три сцены вызывают такую бурю эмоций, то можно представить, какое действие произведет спектакль целиком.

Но уже точно ясно – не ждите привычного Льва Толстого. Нет у Туминаса ни пышных декораций, залитого светом тысячи люстр бального зала, ни массовых батальных сцен, ни претящего многим морализаторства. Зато есть человек и очень пристальное к нему внимание. 

«Война и мир». Фотографы — Александра Торгушникова и Юлия Губина

Как зритель вглядывается в распахнутую глубину черной коробки сцены, так всматривается Римас Владимирович в каждого героя романа. Сценография Адомаса Яцовскиса и костюмы Марии Даниловой кажутся аскетичными, сфокусированными на отдельных деталях. На этом фоне четко прорисованы судьбы людей, история побед, поражений, сомнений, поисков ответов. Когда Николай Ростов (Юрий Цокуров) мечется среди пустых шинелей и воткнутых штыков, яростно встает образ маленького человека, закрученного вихрем большой истории. И уже не так важно какой на дворе год, век. Но стоит вслушаться в горестный монолог о геройстве, долге Отечеству и о том, как дрогнула рука, когда перед ним оказался не абстрактный враг, а обычный французский парень, не сильно отличающийся от него самого. И тут впервые возникает мысль, что поле боя – не реальная война, не бесконечный ход истории, а душа человека. И у каждого своя битва за мир в душе и на сердце, а может, и за тот мир, что ждет впереди. Взгляд Римаса Владимировича точен, но милосерден. Нет в нем толстовской безапелляционности. Мне почему-то показалось, что спектакль должен быть наполнен надеждой, верой в то, что все не бессмысленно, что Бог не отвернулся, а человек способен руководствоваться чем-то большим, чем молочные, эгоистичные интересы. 

И потому в показанных фрагментах Наташе Ростовой (Ольга Лерман) удается убедить родителей (Андрей Ильин, Ирина Купченко) отказаться от вещей и погрузить на обозы, идущие из сданной Москвы, раненых. Перонская (Людмила Максакова) поджигает Москву, чтобы та не досталась врагу. Пьеру Безухову (обаятельнейший Павел Попов) в плену наконец-то открывается понимание, что такое подлинное счастье. А Андрей Болконский (Юрий Поляк), по словам Туминаса самый несчастливый герой русской литературы, находит покой с миром. 

И вот уже не хрестоматийные образы – а живые люди. И у каждого своя правда, своя война, и свой мир. Возможен ли он? Даруется ли он только тем, кто выиграет свои внутренние битвы? Наступит ли он? Кто знает? 

«Война и мир». Фотографы — Александра Торгушникова и Юлия Губина

Но Римас Владимирович, как мне кажется, верит в человека. А еще в то, что этого человека нужно любить, утешать, давать веру в то, что он дорог и значим (причем не только как зритель). Не зря же режиссер (худрук) сказал, что в своем спектакле ему хотелось «обнять» (а не занять) всех артистов театра. 

Вступительная речь Туминаса стала своеобразным продолжением спектакля. И вот он уже вопрошает своим бархатным голосом: «Почему мы человека потеряли?» И отвечает: «нам надо вернуть смысл театра, что пришло время набирать и собирать разбитые зеркала веры и стремиться к чему-то другому, что человек должен чувствовать, что он нужен в этой жизни, что кто сумеет рассказать историю, тот и победит, что нам необходимо, чтобы няня прочитала нам сказку, чтобы мы видели хорошие сны, а утром проснулись с желанием жить и творить». А о планах говорит с некоторой опаской или суеверной предосторожностью. «Интересно то, что было, а что будет, тяжело сказать. Естественно будет репертуар, будут спектакли, репетиции. Но где взять силы? Найти радость? К чему стремиться?». И не боится признаться, что из 16 показанных в прошлом сезоне спектаклей по настоящему хороши меньше половины, и что это катастрофа. 

Тем не менее в новом сезоне на основной сцене помимо «Войны и мира», где как в свое время в «Пристани» соединились разные поколения актеров, и будет несколько составов, Алексей Франдетти поставит спектакль«В джазе только девушки» по мюзиклу Джула Стайна и Питера Стоуна. На Новой сцене Светлана Землякова, выпустившая в Вахтанговском «Сергеев и городок», планирует начать работу над спектаклем по российской прозе ХХ века. Сергей Яшин приступит к репетициям «Уроков музыки» по пьесе Терренса МакНелли ( в главной роли – Людмила Максакова). На Симоновской сцене пройдет документальный спектакль «С художника спросится!» о Леопольде Сулержицком (режиссер Ася Князева). Елена Котихина возьмется за «Осеннюю сонату» Бергмана, с Ириной Купченко и Анной Дубровской.

Что касается юбилея театра, то 13-го ноября, по словам Римаса Владимировича, не будет торжеств, а будет день тишины, день памяти. В зале приглушат свет, а со сцены  зазвучать голоса ушедших, «голоса из того мира». А нынешние артисты будут по очереди дежурить в фойе и общаться со зрителями.  

Прошлое и будущее в театре Вахтангова сходится в точке – здесь и сейчас. А потому во время открытия на сцену поставили любимые цветы Вахтангова – сирень, возле Симоновской сцены появится памятник корифеям театра – Василию Семеновичу Лановому, Юрию Васильевичу Яковлеву, Владимиру Абрамовичу Этушу, а дочь Михаила Александровича Ульянова передала в экспозицию театра мемориальный кабинет отца. 

Из этого сочетания прошлого, настоящего, будущего и складывается каждодневный успех. 

Ксения Позднякова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *