Спектакли

Четыре персонажа в поисках истины («Ночь в отеле», Театр Олега Табакова)

13 сентября Театр Олега Табакова открыл 36-й сезон. Начали с премьерного спектакля «Страсти по Бумбарашу». Накануне Владимир Львович Машков провел традиционный сбор труппы. Подвел итоги 35-го сезона. Представил Художественный совет театра, куда вошли Сергей Угрюмов, Сергей Беляев, Виталий Егоров, Алена Лаптева. Поздравил коллег, кого с получением благодарностей правительства Москвы и департамента культуры, кого с прибавлением в семействе. Посвятил в студенты новый набор Школы Табакова, каждый новобранец обрел своего небесного артистического хранителя и стал земным хранителем памяти об этом человеке. На экране появлялись портреты Алисы Георгиевны Коонен и Игоря Владимировича Ильинского, Ростислава Яновича Плятта и Фаины Георгиевны Раневской (Просто «Дальше – тишина»), Галины Борисовны Волчек и Валентина Иосифовича Гафта, Андрея Александровича Миронова и Олега Ивановича Даля, Аллы Борисовны Покровской и Натальи Георгиевны Гундаревой и многих-многих других. 

Что касается планов, то Машков их засекретил, сказав, что если хочешь насмешить Бога, то расскажи ему о том, что задумал. Правда, пообещал массу сюрпризов, а в честь года науки — продолжить исследовательскую деятельность в области понимания психологии, эмоций и чувственной сферы жизни человека. Как это будет – увидим. Удивлять тут умеют! Пока же зрителей ждут апгрейды — хотя с такими вводами можно сказать и премьеры — трех спектаклей. В роли Журдена в «Мольер, avec amour» предстанет Сергей Угрюмов, судью Уоргрейва в «И никого не стало» сыграет Константин Лавроненко, а в «Ночи в отеле» в ролях Сенатора и Актрисы появятся Александр Фисенко (мистер Дуллитл из «Моей прекрасной леди», бравый Пират из «Голубого щенка» и роскошная взрывоопасная Мадам Журден из «Мольера») и Анастасия Тимушкова (искромётная Нелл Гвинн, любовница Карла II из «Кинастона»). С «Ночью» дело особо рисковое — признанный зрительский хит переехал из подвала на Чаплыгина на большую сцену на Сухаревской и обновился сразу наполовину, ведь в спектакле всего четыре персонажа. Широкий зритель увидит спектакль 9 октября, а мне посчастливилось побывать на прогоне. Эта «Ночь» раздумий, «Ночь» принятия решений, «Ночь» больших откровений и великих, но порой страшных открытий. Такая «Ночь» прекраснее многих дней. 

Фото: пресс-служба Театра Табакова

Итак, 1954 год. В нью-йоркском отеле в одном номере встречаются Профессор – прототип великий ученый Альберт Эйнштейн (Авангард Николаевич Леонтьев), Актриса – Мэрилин Монро (Анастасия Тимушкова), Сенатор – Джозеф Маккарти (Александр Фисенко), Бейсболист – Джо Ди Маджо (Сергей Угрюмов). Напоминает начало анекдота. Но включите воображение и представьте, что так оно и было на самом деле. Бывают и куда более странные скрещения судеб. Ведь все относительно, а «знание — далеко не всегда правда», как утверждал Эйнштейн. 

Играть кумиров трудно, но играть реальных исторических лиц, которые нашей культуре не близки, мне кажется, еще сложнее. Попробуй заинтересуй. Если Монро и Эйнштейн у нас не менее знамениты, чем в Штатах, и за их приключениями, злоключениями гарантированно будут следить, то с бейсболом как-то не сложилось, а «охотников на ведьм», как Маккарти, у нас и своих хватает. Но в «Ночи» нет ни своих, ни чужих, к финалу все становятся хорошими знакомыми, за которых искренне переживаешь. Да и за мерзостного сенатора тоже. Думаю, секрет заключается сразу в нескольких компонентах: пьеса не заезжена до зубовного скрежета, хорошо написана и переведена, действие динамично и непредсказуемо, ну и главное — актерский состав. От каждого требуется предельное внимание и вовлеченность. Тут мало внешнего сходства. Простым копированием никого не удивишь и не купишь. Зрителя цепляют за живое, за эмоции. Крепко хватают и держат, чтоб никуда не делся. А уж потом ему можно и про теорию относительности втирать, рассказывать, как функционирует Вселенная, а главное подталкивать к собственным размышлениям. Правда ли, что прийти к выводу — это самое главное? Ведь то, как человек это делает, зависит от стольких переменных, от него самого, от его личности. Все что мы видим — наша проекция на реальность. Для кого Вселенная — невероятное количество возможностей, а для кого — бейсбольное мяч, что отлетает от биты, а для кого-то — один вполне конкретный человек. 

Для одного Эйнштейн — великий ученый, лауреат Нобелевской премии, автор теории относительности, для другого — изобретатель ядерной бомбы, для третьего— странноватый дядька, что показывает язык на фото Артура Зассе или герой картин Энди Уорхола и так далее. Для Маккарти — оружие в борьбе, для Монро — последний человек, способный ее понять и пожалеть, для Ди Маджо — очередной психодоктор, тянущий деньги из его жены. А кто Эйнштейн для себя самого? Человек, чувствующий ответственность, боящийся собственной гениальности и страшащийся своих открытий? 

Ведь зачастую никто не знает, как отзовется слово, фильм, спектакль, гениальное открытие. Люди мечтали летать, а создали самолеты-бомбардировщики. Вряд ли Эйнштейн предвидел, к чему приведут его открытия. А что думал тот, кто создавал этот мир? Не смотрит ли он иногда в ужасе на деяния рук своих? 

Все относительно, как и комедия, что разворачивается в «Табакерке».  

Монро говорит, что иногда лучшее решение — это послать все к черту. Когда это говорит красивая женщина, звучит мило и смешно, когда ядерный физик — страшновато, а если так однажды скажет Создатель. Порой, он так и делает, и тогда мир захлебывается в крови, ужасах и страданиях. Но стоит ли перекладывать на него всю ответственность? Ведь каждый вносит свой вклад в то, как мы живем. От каждого решения зависит маленькое изменение в ходе истории, а из них складываются большие, великие или страшные события.  

Удивительно, но, кажется, что Владимир Львович Машков из спектакля в спектакль исследует меру ответственности каждого конкретного человека, пытается нащупать ее, сделать видимой, ощутимой. Эта тема последовательно звучит и в «Ночи», и в «И никого не стало», и в «Страстях по Бумбарашу». Как найти баланс между здоровым эгоизмом («моя хата с краю») и тем, когда реальный человек начинает видеть себя богом и вершителем судеб мира. 

Своих студентов Машков призывает толкать от себя. Так и каждый зритель смотрит от себя и из себя. Театр этим и хорош. А «Ночь в отеле» прекрасна тем, что ее можно воспринимать совершенно по-разному. И как философскую притчу, и как исторический анекдот, и как невероятно нежную и грустную любовную историю Джо Ди Маджо и Мэрилин Монро, и как научный эксперимент, и как занимательную лекцию по физике для любителей театра. Все относительно и зависит от вас. Увидимся в октябре.

Ксения Позднякова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *